Травма

Там где у нас травма — нам всем резко отказывает ум и чувствительность. Даже самым хорошим людям.

Изображение от EvgeniyZemelko

Нечувствительное место — это диссоциация. (Эндогенные опиоиды просто блокируют часть ощущений и часть мозга вообще. Тут нечего гордиться своей выносливостью, это вообще не она).

Из этой диссоциации и рождается вся эта толерантность к насилию, например.
Все эти «ачотакова», «думать надо было», «ты просто слишком чувствительный», «меня били и человеком вырос», «бьёт, значит любит», «спасибо тем, кто нам обижает, мы становимся более живыми», «муж с женой просто ругаются, не лезьте», «ребенок сам виноват, что его травят», «дети должны пережить всякий опыт», «да вас никто не обижает, вам просто кажется» и так далее.

Другой вариант — если при какой-то беде сильная диссоциация не случилась (от многого зависит — сила и продолжительность стресса, генетика, ранний ли возраст) — тогда нам в этом месте, в этой теме может быть наоборот сильно больно. Чувствительность повышена. Иногда так больно, что тоже не до ума — один аффект. (На самом деле тогда это тоже диссоциация, но другая, не буду сейчас вдаваться). Такие родители наорут на детей или ударят — а потом сами в ужасе.

Давайте это учитывать, а. И не множить жестокость по отношению друг к другу. И лечить свои раны.

В том и огромный плюс терапии. Если родитель научился выносить «моему ребенку плохо» — не отмораживаясь и не психуя при этом, не пытаясь обесценить, заткнуть или развеселить — то есть шанс, что ребенок придёт и расскажет, если с ним случится настоящая беда. А вовремя выслушанная беда не становится травмой.

© 2022 Тепло и ясность ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru