Аня А и серенький медведь

Из детства я помню такую игрушку… серенького медведя по имени Козлёнок. Мама училась вышивать и почему-то вышила ему два цветочка на макушке, это были рожки. Может, я сама и попросила.

А из чувств — не помню радости от него. Помню что-то острое, вроде щемящей жалости. Такой вытертый, застиранный, жёсткий (опилки?). С жалкой шкуркой и этими рожками.
Дома был ещё мягкий пушистый медведь с длинной белой шерстью — его я обходила стороной.

Козлёнок отправлялся со мной в кровать и на прогулку, я качала его на качелях во дворе. Сердце от него все время щемило. Хотелось его как-то защитить. Слишком серенький и нелепый, слишком мой. Слишком видно — какой он.

Однажды меня вели в детский сад мимо тех качелей — а на них какой-то папа качал крохотную девчонку.
Вдруг она упала и разбила нос. Показалось кровь. Я застыла, совершенно ошеломленная тем, как огромный мужик вдруг сложился, бросившись к своей девочке. Он держал ее, целовал в лицо, повторял — носик! И… плакал.

Моё сердце чуть не разорвалось. Щемило очень знакомо. Острая невыносимая… жалость? Что-то очень сильное к ним обоим — большому и маленькой.

То, как взрослый мгновенно стал — не маленьким, но ужасно уязвимым — открыло мне что-то о мире.
Их кровь и слёзы пронзили меня насквозь; но то, что они плачут вместе — как-то всё меняло.


Несколько лет назад я была на гештальтистском семинаре с темой «Любовь». Это был сплошной вопрос.

Многие пришли со своими ответами — четко зная, где проходит граница любви и нелюбви. Я тоже.
Ведь есть манипуляции и травмы, важно не перепутать.

В какой-то момент мы выписали все виды любви от древних греков: филие, мания, амор, людус, агапе и так далее.
Когда кладёшь жизнь за други своя, когда трепещешь от чужой прядки волос, когда хохочешь вместе…

А потом каждому нужно было написать ещё целую страницу. Видов любви.
И мир стал расти.
Тогда я поняла что-то новое про Козлёнка. И про того папу с девочкой.
И про себя.
Что жалость и уязвимость и открытость и способность плакать вместе и способность становиться большим и способность становиться маленьким — это всё про любовь.
И это далекооо не всё.

Где-то мало, где-то много — но она оказалась и правда почти везде.

© 2022 Тепло и ясность ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru