Нейробиология депрессии и травмы

Начался, наконец, долгожданный курс «Нейробиология депрессии и травмы» Екатерины Винник — и первая лекция была про ангедонию — неспособность испытывать удовольствие. О том, как она организуется химически и физически.

Удивительно организуется, на всех уровнях: и «нравится» и «хочу» и «буду помнить» и «иду делать» — всё ломается.

Уздечка эпиталамуса (центр обломов) рушит дофамин, полосатое тело физически уменьшается — и человек перестает помнить «хорошо» в прошлом плюс не верит в него в будущем — даже если вдруг и способен слегка заметить в настоящем.
Печальная! Но *обратимая* история.

Поведенческая активация работает — записывать свои прошлые «хорошо», раз мозг сам не справляется. И запихивать себя в них. И снова записывать. Даже если сейчас это «хорошо» ощущается очень призрачным. Социальная ангедония — всё то же самое.

Ну то есть огромный труд по обучению мозга, ставшего вдруг слабообучаемым на хорошее и сильнообучаемым на плохое. Лечебная педагогика как она есть. Словно обычный ребенок стал вдруг особым — и то, что ловилось само на лету — надо теперь давать очень изобретательно и по чайной ложке — так, чтобы смог взять.

Но радует, что труд всё-таки благодарный, пять недель такого труда дают видимые изменения на МРТ.

Кстати, ангедония не к каждой депрессии прилагается — депрессии ОЧЕНЬ разные, это множество состояний, объединенных в один диагноз. И по происхождению и по проявлениям.
Поэтому лучше не сравнивайте себя с другими, если есть подозрения, пройдите опросник Бека — там про разное спросят.
(А ещё она прилагается к тревожным расстройствам и иногда к заболеваниям печени.)

Берегите себя, не отключайтесь, продолжение следует 🙂

© 2022 Тепло и ясность ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru