Через тьму

Моя вера — доверие.

Как-то раз отправились мы с мужем в Казань на машине. На Зилант, но это не важно.
И после славных выходных выехали обратно. Как сейчас помню — в 15 часов.
Ноябрь был, пасмурно. Но что в 16 настанет полная тьма — никто не ожидал.
А дорога между Казанью и Самарой — прямо скажем — говно. Кто ездил — тот знает. Все дороги. Ни одной нормальной. Одна так вообще легендарная, через Базарные Матаки, да? Такое кружево ям, что можно только перешагивать их колесами.
Мы другую выбрали — но тоже негладко.

А ещё у нас одна фара погасла. И главное — омыватели забились. А грязи вокруг! Ноябрь.
То есть и так идём по приборам, иногда останавливаясь и протирая стекло.

И вот вдруг — стемнело.
Первая мысль была — что настройки сбились в телефоне, часовые пояса какие-нибудь. И едем мы уже не час, а скажем — три.
Проверить было трудно.
И заблудились. И ни черта не видно через это стекло с одной фарой — даже если бы фонари были вдоль шоссе. Но ни шоссе, ни фонарей. Поля, кромешная тьма. И никого в ней.
И ямы. И крутые повороты. С которых можно слететь — это мы знаем. Сколькие бились на этом пути.

Навигаторы ловить перестали — а когда поймали — показали разное.

Увидели вдруг указатель, подъехали с радостным вскриком — проверить, какой из навигаторов врёт — а там третье место, ещё одно. И неожиданное, не очень по пути.
Тут мурашки были самые большие.

А когда стал кончаться бензин — стало наконец смешно.
В чорном-чорном доме…

Что здесь про веру — кажется то, что мне весь этот путь было — спокойно.
Мне, которая пытается контролировать водителя, машину и дорогу, которая впадает в тревогу на пассажирском сиденье, не за рулём — до ледяных пальцев.
Во всём этом нагромождении пугающего страшно не было — казалось, все эти сюрные события окутывают нас, как одеялом — заботливо.
Я не знала — где мы: во времени и пространстве. Не могла опереться ни на что привычное — да и не на что в этой темноте.
Но смогла доверять.

Это было похоже на те страшные моменты внутренней тьмы, кризисы — которые я знаю. Когда привычное больше не работает и надо держаться зубами за воздух.
Особенно один, самый страшный, в 25. Тогда нельзя было больше опираться на мысли, тело и чувства — потому что все они меня предали.
И в этой сгустившейся пустоте обнаружилось, что я — не только мысли, чувства и тело.
Что есть что-то ещё. И на это точно можно опереться.
К какому же свету я тогда вышла!

***
Мы не свернули себе шею и через высокий лес выехали вдруг к городу с жёлтыми огнями и заправкой — когда бензина было на донышке. Мы добрались до дома — не заполночь!

Потом я узнала, что в этот день было затмение — и вздохнула с облегчением. А потом узнала, что от нас его видно быть не должно 🙂
Куда нас тогда занесло?

Но все время — пока мы ехали — без внешнего света, in the middle of nowhere — с опорой на невидимое — я просила напомнить мне это, когда я буду умирать.
Как это — искать путь, потеряв все привычное. Искать встречи. В доверии.

А теперь, через несколько лет — я все больше беру это себе для жизни, не дожидаясь последнего пути 🙂

© 2022 Тепло и ясность ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru